История как музыка помогла встать на ноги

В детстве я мечтал стать летчиком, готовился к этому, занимался спортом, собирал модели самолетов (их у меня со временем набралось 70), интересовался авиационной литературой. После окончания школы я отправился штурмовать Киевский институт военно-воздушных сил. Из родного Ровно в столицу поехал сам, поступил тоже без посторонней помощи, на ступеньку приблизившись к мечте.

Никто не знал, почему я не могу ходить. В институте проучился год. В разгар летних экзаменов вдруг начала побаливать правая нога. До этого у меня никаких проблем со здоровьем не было. Перед поступлением я прошел три медкомиссии (заведение то военное), в том числе летную. Нога болела все больше — безо всяких явных причин. Однажды я пошел в наряд, а когда сдал его, то уже еле передвигался и сразу отправился в санчасть. Через пару дней мне стало еще хуже, перемещаться без костылей я уже не мог. Меня перевели в Киевский клинический госпиталь.

Что сказали мне врачи.

Болезнь БехтереваВрачи были в полной растерянности: анализы тогда могли выявить только воспитательный процесс, причины его были неясны. В конце концов врачи пришли к выводу, что я страдаю нетипичной формой болезни Бехтерева — хронического воспалительного заболевания позвоночника и суставов ног (хруст в суставах).

Лечили меня самыми современными методами, которые на тот момент существовали — а это был 1995 год. Но особых результатов не наблюдалось, и врачи лишь разводили руками…

Самым худшим было узнать, что на учебе придется поставить точку. Я ведь думал: подлечусь за время каникул и вернусь в институт. Услышав, что меня комиссуют по состоянию здоровья, я испытал шок. Ведь вчера я уверенно шел к мечте казалось, ничто не могло этому помешать — а сегодня все оборвалось в один миг. В госпитале мне исполнилось 18 лет,  на карте моего будущего стоял большой знак вопроса…

Мне лечили не ту болезнь.

Отчисление загнало меня в психологический кризис, и в таком состоянии я вернулся домой. В госпитале меня «подлечили» — я ходил с палочкой. Мне дали группу инвалидности, работать или учиться в то время я не мог. В 1996 году мое состояние ухудшилось, и я снова лег в госпиталь.

Случай был очень нетипичный, медики засомневались в правильности диагноза и выдвинули предположение, что у меня не болезнь Бехтерева, а туберкулез суставов. Меня поместили в тубдиспансер, наложили гипс на всю правую ногу. Так я пролежал два месяца. Когда гипс сняли и сделали рентген, улучшений не обнаружили. Все было зря…

Дома пришлось заново разрабатывать калено, тазобедренный сустав, нога не сгибалась. Я не смог восстановить даже то состояние, которое было до наложения гипса. Пока мне лечили туберкулез, вся нагрузка приходилась на левую ногу: она не выдержала и стала болеть. Вскоре с ней произошло то же самое, что и с правой. Я окончательно слег: даже не мог самостоятельно пересесть с кровати на кресло, терпел страшные боли, мышцы то и дело сводило судорогой.

Встать на ноги помогла музыка.

Меня перевели на первую группу инвалидности. Мои родители были в отчаянии и не возлагали больше надежд на официальную медицину. Это был самый трудный период, который, как ни странно, стал точкой отсчета позитивных перемен. Я решил прочесть все те книги из школьной программы, которыми раньше не интересовался.

И хотя мое физическое движение было ограничено, я совершил прорыв в эмоциональном плане. Мои горизонты восприятия и познания значительно расширились. Слава Богу, друзья постоянно проведывали меня. Эти ребята, мои ровесники, должно быть, сами не понимали, какую ценную моральную поддержку оказывают. Родители решили испробовать различные нетрадиционные методы. Мы побывали у многих врачей, но первые шаги после длительной неподвижности я сделал на занятиях у Виктора Михайловича Гаврилюка.

МузыкотерапияЯ начал заниматься по его методике, именуемой музыкотерапией, в 1999 году. Суть ее в том, что под воздействием звуков музыки активизируется генетическая память человека, и организм запускает механизм самоисцеления. Через пол года я смог сделать первые шаги — безо всякой опоры!

Начал расхаживаться: на костылях спускался с восьмого этажа на первый, проходил самостоятельно от двери к окну. Сегодня — раз, завтра — два, послезавтра — три… Моя ошибка была в том, что когда я почувствовал себя лучше, то уменьшил интенсивность занятий.

Улучшение приостановилось… Впрочем, в моем организме уже произошли необратимые изменения. Но изменения — позитивные — произошли в моем сознании: они заставили меня искать пути самореализации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
       
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector